Интервью

Из первых рук: глава финтех-компании Soramitsu рассказал о биткоин- и блокчейн индустрии в Японии

Лето 2017 года оказалось жарким во всех смыслах этого слова. События в блокчейн-пространстве, где основное внимание было в первую очередь приковано к событиям вокруг биткоина, вряд ли могли оставить кого-то равнодушным.

Также в течение последних месяцев прошел целый ряд крупных конференций и других мероприятий. Одним из них стал двухдневный воркшоп Hyperledger Hackfest в одесском центре DataArt, в ходе которого известные спикеры поделились своим опытом работы в блокчейн-проектах, а также провели несколько практических занятий по программированию.

Одним из наиболее ярких и интересных моментов мероприятия оказалось выступление Макото Такемия, сооснователя и CEO японской финтех-компании и разработчика блокчейн-решений в сфере идентификации и управления активами Soramitsu (одного из участников блокчейн-консорциума Hyperledger Project).

Выступление Макото Такемия, посвященное разбору практических примеров применения технологии блокчейн, затронуло ряд интересных кейсов, которые сегодня можно встретить в Японии, а также продемонстрировало собственные разработки Soramitsu – в первую очередь с использованием технологии Hyperledger Iroha.

«Hyperledger Iroha – имплементация блокчейн-платформы и один из проектов Hyperledger под эгидой The Linux Foundation. Дизайн Hyperledger Iroha позволяет легкое и простое внедрение платформы в инфраструктурные проекты, требующие использования технологии блокчейн. Hyperledger Soramitsuделает акцент на разработке мобильных приложений и новый устойчивый к Византийской ошибке алгоритм консенсуса. Контрибьюторами технологии стали компании Soramitsu, Hitachi, NTT Data и Colu», — говорится на сайте Hyperledger Project.

В эксклюзивном интервью для ForkLog Макото Такемия рассказал о том, чем в настоящий момент занимается компания Soramitsu, однако одной этой темой разговор не ограничился. Редакции представилась уникальная возможность из первых рук узнать о состоянии дел в блокчейн-индустрии Японии и о том, как новые правила регулирования криптовалют в этой стране могут изменить принятие новых технологий.

По собственному признанию, Макото Такемия является одним из ранних последователей биткоина, еще много лет назад он был активным пользователем Bitcointalk (свой никнейм на форуме он, однако, предпочел не раскрывать). Поэтому разговор неизбежно затронул и эту тему. При этом собеседник, как человек давно знакомый с состоянием экосистемы биткоина, оказался далек от радужных настроений.

FL: Добрый день, Макото-сан, расскажите для начала о вашей компании.

Макото Такемия: Soramitsu – это базирующаяся в Токио финтех-компания. Мы работаем преимущественно с банками и страховыми компаниями – как в Японии, так и на международном уровне. Разрабатываемые нами решения основаны на блокчейне, в первую очередь, на технологии Hyperledger Iroha, в создание которой мы внесли основной вклад. То есть мы первоначально разработали Hyperledger Iroha, а затем передали технологию Hyperledger Project. Поверх этой технологии мы строим различные приложения, в том числе мобильные.

FL: О каких приложениях идет речь?

М. Т.: В настоящий момент мы работаем с одной японской страховой компанией над проектом в области погодных деривативов, создаем контракты на блокчейне. Также мы работаем с Национальным Банком Камбоджи и создаем для них национальную платежную систему, в основе которой как раз лежит Hyperledger Iroha.

FL: С чего началось сотрудничество с Национальным Банком Камбоджи? Были ли сложности с тем, чтобы убедить их задействовать технологию блокчейн?

М. Т.: Они первые вышли на связь, после этого мы начали обсуждать детали проекта, и вот теперь мы создаем инфраструктуру для платежной системы. Это делается на национальном уровне, так что должно быть интересно. Думаю, в мире не так много таких примеров, и это важно для блокчейн-индустрии в целом.

FL: Наверняка, это важно и для вашей компании.

М. Т.: Безусловно, это очень важно для Soramitsu. Этим мы создаем собственную репутацию и показываем, что нам можно доверять. На самом деле, именно в этом заключается большое преимущество Hyperledger Project и их маркетинговой команды. Люди знают, что их данным можно доверять, а данные – это главная ценность любого приложения. Поэтому очень важно иметь такую крепко выстроенную модель управления, как у Hyperledger Project.

FL: Планируете ли вы расширять подобные проекты на другие страны? И если да, какие страны в этом отношении могут быть наиболее интересны?

М. Т.: Безусловно планируем. Iroha Hyperledger очень хорошо подходит для микроплатежей. Это приватный блокчейн, который можно развернуть внутри надежной сети и осуществлять эффективный процессинг платежей даже на национальном уровне. Сейчас мы посетили Украину, много путешествовали и делали разные покупки, и перевести все это в цифру было бы очень здорово.

Преимущественно это были небольшие суммы, и биткоин для этого не очень подходит, потому что комиссии будут больше стоимости самой покупки. Так, микроплатежи – это один из наших кейсов, другие кейсы – поставки против платежа [Delivery Versus Payment — одновременные расчеты между сторонами сделок по денежным средствам и ценным бумагам – прим. Forklog].

Очевидно, что мы говорим о странах без хорошей инфраструктуры. Мы рассматриваем их в качестве потенциальной цели, потому что, если ты строишь все с самого начала, можно построить что-то более эффективное и надежное, чем традиционная инфраструктура. Это именно то, что поняли в Камбодже, и поэтому мы рассматриваем именно такие страны, а также страны, которые сильно зависят от цифровых платежей, например, Швецию, где в обращении находится не так много наличности.

FL: В прошлом году Центробанк Швеции действительно заявил, что рассматривает возможность создания собственной цифровой валюты. Но после этого было проведено исследование, результаты которого показали, что такую опцию поддерживают менее 10% жителей страны.

М. Т.: Многое зависит от самой страны. Я не думаю, что цифровая опция должна быть единственной, также должны быть и нецифровые опции. Кроме того, когда мы имеем дело с цифровыми валютами, необходимо иметь надлежащую структуру управления и систему сдерживания и противовесов. Нельзя, чтобы централизованное правительство контролировало все транзакции в стране: это плохо для экономики, потому что транзакциям нужна определенная конфиденциальность.

Блокчейн может помочь в этом, создавая правила, которые должны соблюдать даже центробанки. Главный вопрос в том, какие данные будут видны, какой будет уровень анонимности. Должно ли это быть чем-то вроде биткоина, где можно видеть цифры, но не имена людей, или, может быть, даже чем-то вроде сервиса микширования монет.

С другой стороны, система сдерживания и противовесов помогает предотвращать преступную деятельность. Либо же это могут быть другие процессы, при которых, если участвующие стороны соглашаются, можно видеть историю транзакций или, возможно, замораживать аккаунты. Это важно с точки зрения общественных интересов. Деньги – очень важный аспект нашей жизни, и определенный контроль необходим. Но это не должно быть какое-то одно ведомство, которое бы все контролировало. Это ужасная идея.

FL: Идея цифровых валют как раз и предполагает противодействие централизации.

М. Т.: Но это то, что есть сейчас. Физически никто не может мне помешать дать вам наличные деньги, но мне можно помешать сделать это при осуществлении транзакции: в цифровом формате это можно делать автоматически, и, вероятно, с точки зрения государства, это даже желательно. Необходимо больше конфиденциальности, и нужно контролировать действия властей.

FL: Вы говорите, что биткоин не очень хорошо подходит для микротранзакций. Может ли изменить ситуацию имплементация таких решений, как, например, Lightning Network?

М. Т.: В потенциале да. Как только государства начнут выпускать собственные цифровые валюты, обычному человеку биткоин не понадобится. Но это лишь мое мнение. Биткоин прекрасен тем, как легко он позволяет отправлять деньги в любую точку мира. С точки зрения пользовательского опыта, это прекрасно, когда можно отправить деньги так же легко, как электронное письмо. Сравните это с кредитными картами: вам нужно ввести номер карты, номер телефона, потом еще цифры на обороте. И все же я думаю, когда традиционные фиатные деньги перейдут в цифру, использовать биткоин для денежных переводов никто не будет.

Более того, даже сегодня основное применение биткоина – это не денежные переводы, а спекуляции. Не так много людей использует биткоин как валюту.

FL: Что же тогда ждет биткоин в будущем?

М. Т.: Все зависит от того, какие решения будут принимать разработчики Bitcoin Core и майнеры. Биткоин, если можно так сказать, находится на определенном распутье: либо он должен попытаться впечатлить техническими инновациями и расширить области применения, либо же мы продолжаем просто стремиться к получению прибыли. Когда будут решены вопросы масштабируемости и состоится имплементация SegWit, или, возможно, будет увеличен размер блока, у биткоина будет очень большой потенциал. Пока же, если сравнивать биткоин с другими проектами, я вижу на удивление мало инноваций.

FL: Что вы тогда думаете о длительном политическом противостоянии в дискуссиях о масштабировании биткоина? Есть один достаточно крупный лагерь, который считает, что единственный правильный путь развития – это имплементация Segwit и последующие инновации, которые он позволяет внедрять. Другие говорят о необходимости увеличения размера блока.

М. Т.: Я думаю, это не политическое, а скорее религиозное противостояние. Но я не вижу ничего плохого в том, чтобы пытаться экспериментировать с новыми вещами. Главное – прочность самой системы и отсутствие багов, которые бы приводили к проблемам, как это было у Ethereum. Экономические модели меняются, и они должны меняться.

FL: Давайте вернемся к технологии блокчейн. Можно ли говорить о том, что в Японии она проникла достаточно глубоко?

М. Т.: Если мы говорим о банках и других финансовых институтах, то о блокчейне знают все. Вряд ли найдется кто-то, кто этого не знает. Люди интересуются технологией, изучают ее, и книги о блокчейне в Японии очень популярны. По крайней мере, все крупные компании точно знают, что такое блокчейн. Люди в финансовом мире, наверное, достигли такого прогресса, что знают и о недостатках технологии и понимают, на что она способна, а на что нет.

Но если компании интересуются технологией, для обычных людей интерес, наверное, находится больше в экономической плоскости. Есть большие компании вроде Bic Camera или онлайн-процессинги кредитных карт, которые принимают биткоин, но с другой стороны, в Японии люди не часто используют биткоин в повседневной жизни. Возможно, вплоть до этого года у биткоина была не очень хорошая репутация, но после того как Агентство Финансовых Услуг изменило режим регулирования, люди начинают больше к нему присматриваться.

FL: Существуют ли какие-либо специальные курсы в Японии, где люди могут изучать технологию?

М. Т.: Это интересно, но образования в области блокчейна мало. Есть много людей, которые интересуются, но на университетском уровне учебных занятий действительно не так много. Частично причина может быть в связи блокчейна с криптовалютами, потому что финансовый стимул в учебных кругах не поощряется. Но блокчейн – это не только биткоин, технология очень интересна сама по себе с теоретической точки зрения, поэтому, надеюсь, мы увидеть больше лекций и курсов по информатике, на которых будут преподаваться навыки разработки в этой области.

Как бы то ни было, пока мы находимся на все еще очень раннем этапе развития технологии, стандарты отсутствуют, и поэтому, я думаю, потребуется еще некоторое время.

FL: Если вспомнить банки, то новостей об их экспериментах с технологией блокчейн в последнее время было действительно много. Это и SBI Holding, и Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ, и Mizuho. Конечно же, нельзя пройти мимо проекта Ripple, который, судя по всему, питает большой интерес к японскому рынку. Как видится все это в Японии, и что служит главным стимулом, подталкивающим к изучению новых областей?

М. Т.: Хороший вопрос. SBI всегда показывали впечатляющие результаты в области финтеха, и их сотрудничество с Ripple – это лишь один пример. Это очень большая финансовая группа, которая всегда вела агрессивную политику на рынке. Они хотят открыть собственную криптовалютную биржу, а также работают над тем, чтобы объединить небольшие банки в одну сеть для недорогих расчетных операций. Насколько успешным будет это предприятие, я не знаю.

Также есть пример Mitsubishi, которые работают над MUFG Coin. Деталей об этом проекте пока очень мало, но фактически это цифровая японская иена, подкрепленная расчетной системой Mitsubishi. Можно сказать, что это приватная монета. Расчетную систему Mitsubishi используют несколько банков, и, как я вижу, эта сеть будет расширена за счет создания цифровой валюты. Это может быть очень сильный проект, но информации пока мало.

При этом Mitsubishi, хотя и гораздо крупнее, достаточно медленные. SBI действуют по-настоящему быстро, и они всегда будут агрессивными в том, что касается инноваций. Они являются лидерами в некоторых секторах, например, они очень успешны в банкинге и сетевой безопасности, и это также касается трейдинга. Поэтому, как мне кажется, то, что они создают компании, которые работают и с биткоином, это очень сильный ход с их стороны.

FL: Япония рассматривается как одна из наиболее прогрессивных стран мира, когда речь заходит о регулировании криптовалют. Биткоин фактически легализован, 8-процентный налог на потребление отменен, и едва ли не каждый день все новые и новые магазины сообщают о поддержке криптовалют. Можно ли это считать началом пути к повсеместному распространению цифровых валют?

М. Т.: Правда в том, что возможность расплачиваться биткоином у нас была уже много лет. Но, если мы говорим об обычных потребителях, я не думаю, что у них есть много биткоинов. Как я уже говорил, люди предпочитают не использовать биткоин в качестве валюты, а покупают его в надежде на то, что его цена в будущем вырастет. Вы же не покупаете акции Apple, чтобы потом пойти в Bic Camera и купить на эти акции гаджеты и другие девайсы.

Кроме того, у многих магазинов есть определенные ограничения, например, не более тысячи долларов на одну транзакцию. Приличную камеру на такую сумму не купишь. Я думаю, тут дело в том, что компании хотят ближе к технологиям. Кроме того, это хорошая тренировочная площадка для бухгалтерской отчетности – можно на практике увидеть, как все это делается с криптовалютами. Многие компании до сих пор не знают, как вести такую отчетность.

FL: Насколько известно, Soramitsu не входит в число компаний, которые принимают биткоин за свои услуги?

М. Т.: Мы, хотя и работаем с технологией блокчейн, принимаем только фиатные деньги. Мне кажется, что биткоин – это интересное пространство, за которым я стараюсь следить, но есть и другие интересные проекты, за которыми я наблюдаю, даже если и не выступаю инвестором. Мне интересны инновации и то, как они удовлетворяют наши потребности. В экосистеме блокчейна есть несколько нерешенных проблем, поэтому очень важно следить за происходящим.

И, конечно же, мы работаем над нашим проектом и имеем собственную философию. А философия Hyperledger Iroha состоит в том, чтобы делать сложные вещи просто и лаконично. И как мне кажется, мы уже создали некоторые инновационные вещи – как в Японии, так и в мировом масштабе. Важно, что все это приносит нам удовольствие.

Беседовал Andrew Asmakov

0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

forklog

2
Комментарии: 0Публикации: 4809Регистрация: 06-07-2017

Оставьте комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля